Путеводитель по мирам
Владимира Грига

Необыкновенный взгляд на окружающий мир — отличительная черта любого художника. А может быть, наоборот, — именно такой взгляд самый правильный и обыкновенный? Художник Владимир Григ смотрит на мир как на пространство для путешествия — путешествия через времена, эпохи и расстояния; путешествия — как способа познать себя и свою роль в этом мире.
«Ты должен найти свое место в искусстве. Как говорят мудрецы, если осознаешь, кто ты, сможешь донести свои мысли другим. Поэтому главная задача художника — найти себя, иметь наполненное сердце, и тогда, что бы ты ни говорил, это будет интересно миру».
Свое путешествие Владимир Григ начал 30 лет назад и за эти годы создал целые материки и континенты — так что последователям и поклонникам его творчества предстоит свой занимательный вояж. А мы представляем вам путеводитель по мирам Владимира Грига.
Багаж
«Почти на каждой выставке меня спрашивают: "Скажите, пожалуйста, как долго Вы делали эту работу?“ "Что ответить? Эта работа делалась всю жизнь. Все приемы, нюансы, цветовые отношения, наслаивания смыслов, экспозиция… — это опыт мой и тех художников, которые жили до меня: до развития нашей цивилизации, в эпоху античности, в период Cредневековья и в эпоху Возрождения. Это приемы, наработанные веками и переданные нам, чтобы продолжать познавать мир через искусство».
Багаж художник собирает всю жизнь, совершенствуясь в мастерстве, оттачивая уже известные и осваивая новые техники.

Его инструментарий вырастает из опыта предшественников: словно Вселенная, он вбирает в себя новые миры, встречающиеся на пути, расширяясь до бесконечности.

Владимир Григ отчасти похож на художников серебряного века, которые были мультиинструменталистами. Леон Бакст, Иван Билибин, Алексей Крученых, Эль Лисицкий — одновременно живописцы, графики, сценографы, композиторы.
«Почти на каждой выставке меня спрашивают: "Скажите, пожалуйста, как долго Вы делали эту работу?" "Что ответить? Эта работа делалась всю жизнь. Все приемы, нюансы, цветовые отношения, наслаивания смыслов, экспозиция… — это опыт мой и тех художников, которые жили до меня: до развития нашей цивилизации, в эпоху античности, в период Средневековья и в эпоху Возрождения. Это приемы, наработанные веками и переданные нам, чтобы продолжать познавать мир через искусство».
агаж художник собирает всю жизнь,

Его инструментарий вырастает из опыта предшественников: словно Вселенная, он вбирает в себя новые миры, встречающиеся на пути, расширяясь до бесконечности.

совершенствуясь в мастерстве, оттачивая уже известные и осваивая новые техники.
Владимир Григ отчасти похож на художников серебряного века, которые были мультиинструменталистами. Леон Бакст, Иван Билибин, Алексей Крученых, Эль Лисицкий — одновременно живописцы, графики, сценографы, композиторы.
Точка отсчета
~
Путешествие Владимира Грига началось с Краснодарского художественного училища, продолжилось в Берлинской академии искусств, его проекты обжились в Европе, разошлись по частным и музейным коллекциям, а родным материком, где сейчас расположена мастерская художника, стал Санкт-Петербург.
«Я художник, который подходит к своему искусству как иллюстратор большой книги — книги-путешествия. Я изучаю историю искусств, изучаю время, в котором живу, я исследователь и интерпретатор».
Владимир Григ выставляется в России, Германии, Австрии, Италии. Номинант премии Россинского и премии Кандинского.

Участник параллельной программы 55-й Венецианской биеннале, 4-й Международной петербургской биеннале Spatianova, «Русских дней в Германии», IX Биеннале графики стран Балтийского моря, фестиваля имени Курехина, VI Московской биеннале современного искусства и других выставок.

Работы художника находятся в коллекциях Государственного Русского музея, Российской национальной библиотеки, Политехнического музея Москвы, Краснодарского краевого художественного музея, собрании фонда «ПРО АРТЕ», их можно найти в частных коллекциях и коллекциях эстампа и графики зарубежных университетов.

Одна из последних работ серии «13 комнат» продана в декабре 2016 года на аукционе Phillips с повышением стоимости больше чем в два раза.

Истоки — в литературе
~
«По образованию я книжный график, иллюстратор. Как и все мое поколение, я вырос на книгах в ту эпоху, когда не было интернета и массового телевидения. В моей юности книга была произведением искусства — от обложки до внутреннего наполнения. Все собирали библиотеки. А я собирал еще и бумагу».
Григ вырос из русской словесности, став наследником советской школы иллюстрации, чей визуальный язык явился стартовой площадкой для художника. Однако, 90-е годы – это время смены парадигмы и формирования нового искусства в России, а для Владимира – время интенсивного самопознания, экспериментов, многочисленных выставок и биеннале.

Художник, изначально одержимый литературой, пытался понять, как литература повлияла на формирование его художественного метода. Помогли разобраться искусствоведы и известные арт-критики Дмитрий Пиликин и Екатерина Деготь, заключив, что русскому художнику сам бог велел продолжать традицию «литературности» в искусстве и использовать ее в своем творчестве. С того времени и по сей момент практически все проекты и выставки художника концептуально, литературно ориентированные. Даже названия говорят сами за себя. От проектов для Берлинской академии Morton Feldman for Samuel Beckett до проектов в России и Италии: «Доброй ночи, земляне», «Абсолютное счастье 60-х», «Переход», «Как Васек Карасев превратился в амебу», «Васек Карасев и шпион», «Рассказы в картинках», «Кустракита над рекой», «Кто Я? Где Я?», Pangaea Ultima, «Сон в летнюю ночь» и другие.

Материк познания: графика
Артисту, чтобы начать движение, нужно поймать момент — ту тонкую временную грань, пограничное состояние, когда реальность дает импульс. Он-то и становится дверью, за которой — искусство.

Именно эта точка — объект исследования и отправной момент для художника: «Эту грань я люблю чувствовать и передавать с помощью средств, которыми оперирую: живопись, анимация, графика, музыка, инсталляция…»

Основной инструмент художественного языка Грига — графика, именно через нее он общается с людьми и познает мир. Отсюда и повышенная смысловая нагруженность работ.

Серия работ «13 комнат», которая находится в коллекции Русского музея, напоминает иллюстрацию к большой книге и представляет собой единство идеи и стиля: 12 интерьеров конца 50-х годов напечатаны на бумаге Гознака того же времени, а 13-я комната — секретная, это место, где живет наше сознание.
ртисту, чтобы начать движение, нужно поймать момент — ту тонкую временную грань, пограничное состояние, когда реальность дает импульс. Он-то и становится дверью, за которой — искусство.
Именно эта точка — объект исследования и отправной момент для художника: «Эту грань я люблю чувствовать и передавать с помощью средств, которыми оперирую: живопись, анимация, графика, музыка, инсталляция…»

Основной инструмент художественного языка Грига — графика, именно через нее он общается с людьми и познает мир. Отсюда и повышенная смысловая нагруженность работ.

Серия работ «13 комнат», которая находится в коллекции Русского музея, напоминает иллюстрацию к большой книге и представляет собой единство идеи и стиля: 12 интерьеров конца 50-х годов напечатаны на бумаге Гознака того же времени, а 13-я комната — секретная, это место, где живет наше сознание.
Печатная графика позволяет решать серьезные художественные задачи, представляя наиболее полно авторский взгляд. Различные способы печати — книжная иллюстрация, шелкография, пресс, литография, офорт, УФ-печать на дибонде и бумаге, коллаж с печатью, а также рукодельная, уникальная графика на рисовой бумаге и бумаге XVIII и XIX веков — отражают синтез идеи и технологии. У Грига своя, особая история в печатной графике. История познания.
«Поэтика работ Владимира Грига генетически выращена не из золотого запаса Голливуда, а из стволовых клеток советской книжной полиграфии. Для него использование эстетических кодов 50−60-х — пристальный предмет изучения и погружения в эстетику и время. …Эстетские игры художника можно было бы отнести к ностальгии, но ностальгическое путешествие в прошлое оборачивается неожиданной актуальностью».
Дмитрий Пиликин
искусствовед, куратор, Санкт-Петербург
Как рождается графика

«Появляется идея, и я начинаю собирать весь материал, который по ней есть. Изучаю. Потом классический рисунок на бумаге. Погружаюсь глубже и делаю более точные рисунки. Когда понимаю, что „ручной труд“ завершен, оцифровываю рисунок, и уже в компьютере придаю ему более совершенную форму. Работаю с цветом, усиливаю его, наслаиваю цвета и смыслы, углубляю графику. Следующая ступень, техническая, — печать или резка».

Соучастники
~
Работы художника живые, они рассказывают истории и, следуя литературной традиции, хотят быть увиденными, услышанными. Вовлечь зрителя в диалог, в поиск — их главная задача.
«Я люблю общаться. Встречи со зрителями — это импульс. Это не норма для художников, которые в большинстве своем интроверты, но я люблю разговаривать со зрителем. Выставка-общение дает энергетический импульс, потому что ты работаешь уже не в башне из слоновой кости, ты выходишь из своей мастерской в мир. Встреча "глаза в глаза" со зрителем дает тактильное ощущение. Мы ВМЕСТЕ обсуждаем мою задачу, которую я ставлю себе один на один и решаю посредством искусства. Так зритель становится соучастником».
Все проекты Владимира Грига интерактивны, они заставляют реагировать: «Люблю пограничное состояние, за которым следует пробуждение. Зритель, живущий в коконе обыденной жизни, приходит на выставку, и здесь он видит, как "узнаваемая" реальность раскрывается другими гранями, он соприкасается с ней, оказываясь на границе измерений, что и рождает взгляд под другим углом. Любой человек чувствует эту грань».

Работы Грига построены так, что человек вовлекается в исследование жизни, даже если просто смотрит на картину, висящую у него на стене.
Vladimir Grig challenges both nostalgic yearnings for the mythical Russian past and adversarial attitudes toward the Soviet era. Grig's works, executed in a style that might be called neon impressionism, do not carry and overt message about the harshness of the economic system in the USSR or, for that matter, the same system elsewhere, focusing instead on colorful and conflict-free media representations of leisure, vanity, and pleasure. In this world of simulacra, it is the saccharine graphic language designed to turn gray reality into a consumer fantasy — that conveys Grig's critique of the surface aspects of Soviet experience and evokes its fading memory today.
Marek Bartelik
art critic, New York
Остров технологии
асто в одном проекте художник совмещает графику и анимацию, живопись маслом и акрилом, печать на дибонде и УФ-печать, лазерная резка по пластику, инсталляции…
«Используя разные техники, ты словно ступаешь каждый раз на новую дорогу, ты постоянно в пути. Некоторые проекты просто невозможно было создать раньше, а сейчас появились технологии, с помощью которых ты можешь их воплотить».

Григ никогда не использует технологии ради технологий, за каждым методом — история.
Часто в одном проекте художник совмещает графику и анимацию, живопись маслом и акрилом, печать на дибонде и УФ-печать, лазерную резку по пластику, инсталляции…
«Используя разные техники, ты словно ступаешь каждый раз на новую дорогу, ты постоянно в пути. Некоторые проекты просто невозможно было создать раньше, а сейчас появились технологии, с помощью которых ты можешь их воплотить».
Григ никогда не использует технологии ради технологий, за каждым методом — история.
Абсолютное счастье 60-х
~
Любовь к полиграфическому дизайну 60-х, космические мечты, особый оптимизм, графическая традиция «Детгиза» с Пивоваровым и Кабаковым, расцвет научной фантастики — все эти ключевые мотивы нашли место на «материке 60-х», который стал глобальной темой в творчестве художника.
«Это было яркое и стильное время в дизайне, в интерьерах, в графике, в искусстве. Я смотрел фотографии 60-х годов, на моих родителей, юных, стильных: вот они собираются с друзьями, глаза блестят, смеются. Яркий оптимизм того времени разительно отличался от 90-х, в которые я начинал проект».
«Абсолютное счастье» — это окно в мир 60-х, художественное исследование времени: подлинные шрифты, точная композиция, графичность во всем, — от плакатов и силуэтов одежды до выбора цветов. Счастливые герои Грига, очарованные первыми космическими достижениями, ведут за собой. Застывшие кадры времени в современной интерпретации. Круглые, словно иллюминаторы ракеты, работы позволяют сегодняшнему зрителю почувствовать себя соучастниками ярких и оптимистичных лет, решить для себя, что взять, а что оставить в прошлом.
Мой метод
«Игра с контекстом. Мой зритель должен быть немного подготовлен, должен уметь считывать цитаты.
Я препарирую выбранный культурный пласт с дотошностью музейного работника и ломаю отдельные его точки, довожу до парадокса. Ищу границу преломления прошлого и будущего через настоящее.
Для этого я всегда провожу длительную подготовку, сбор материалов, подлинных культурных артефактов. То есть помимо художественных задач ставлю себе прикладные: исследование эпохи, общества, культуры. Исследование восприятия этой культуры сегодня. Волн ностальгии и моды».
Остров метамодернизма
онцепцию, в которой работает Владимир Григ, пришедшую на смену пост-модернизму, Дмитрий Быков называет концепцией «новых умных». В метамодернизме есть ирония, но в целом это поиск новых смыслов и новой серьезности. Это сетевая структура повествования, перемещения во
времени, отход от толпы и определённая контрадикция с ней.

Метамодернизм в исполнении Грига — это достижение цели через духовный рост, через познание и свободное плавание во времени, новый романтизм и новую архаику. — Все это нашло место в новом глобальном проекте — материке Пангея Ультима.
Концепцию, в которой работает Владимир Григ, пришедшую на смену пост-модернизму, Дмитрий Быков называет «концепцией новых умных». В метамодернизме есть ирония, но в целом это поиск новых смыслов и новой серьезности. Это сетевая структура повествования, перемещения во времени, отход от толпы и определённая контрадикция с ней.

Метамодернизм в исполнении Грига — это достижение цели через духовный рост, через познание и свободное плавание во времени, новый романтизм и новую архаику. — Все это нашло место в новом глобальном проекте — материке Пангея Ультима
Материк Pangаea Ultima
Впервые «Пангея Ультима» была представлена на выставке в Гридчинхолле. Это первая часть большого проекта «Кто я? Где я?», который состоит из большой серии графических работ, анимации, объектов и картин. Технологически и идейно он логически вытекает из предыдущего опыта художника.

От проекта к проекту творчество Владимира Грига становится все более масштабным: он переходит от частного к целому, от узкого к широкому, от исследования конкретной эпохи и конкретной культуры к общечеловеческим философским проблемам.
первые «Пангея Ультима» была представлена на выставке в Гридчинхолле. Это первая часть большого проекта «Кто я? Где я?», который состоит из большой серии графических работ, анимации, объектов и картин. Технологически и идейно он логически вытекает из предыдущего опыта
художника.

От проекта к проекту творчество Владимира Грига становится все более масштабным: он переходит от частного к целому, от узкого к широкому, от исследования конкретной эпохи и конкретной культуры к общечеловеческим философским проблемам.
«Есть научная гипотеза о существовании много миллионов лет назад единого материка под названием Pangaea. Со временем он стал расползаться и разделился на большие куски-континенты.

Я придумываю историю, миф о будущем слиянии человека и природы, ведь сейчас мы находимся в конфликте по отношению к природе: люди, птицы, животные, насекомые, деревья, растения — разделены друг с другом так же, как и разделены континенты.

Однако, согласно этой научной гипотезе, континенты соединятся вновь примерно через 200-250 миллионов лет. Образ соединения частей в целое очень красив идейно и эстетически, а время для художника не важно, поэтому я представил, как через 250 миллионов лет изменятся природа и экология, все существа на планете сольются во что-то ментально и физически единое, и это будет континент Pangaea Ultima.

Если совершить путешествие к мифам народов мира, то можно найти много аналогий такого слияния. Во всех древних культурах, от Египта, Древней Греции и Месопотамии до Латинской Америки, Африки или Австралии. В том будущем, что я создаю, круг истории замыкается.

Конечно, это мифотворчество в чистом виде. Но это и мечта о гармонии. Слияние разностей в целое, стремление к порядку, к совершенной форме. Я представил будущую сверхкультуру, где видоизмененные античные формы составляют новую гармоничную цивилизацию. А эволюционировавшие животные и растения, соединившись на сверхконтиненте, составят новую сверхприроду. И, конечно, проект Pangaea Ultima — это история не о биологии и мутациях, а рассказ о стремлении к гармонии, которой так не хватает в наше время, о единстве человека и природы, о его внутреннем мире, тем более, что первая часть проекта называлась "Кто я? Где я?". По большому счету, это рассказ о путешествии человека к себе через время и историю искусства».
Живая графика
~
Практически каждый свой проект Григ умудряется оживлять, будь то интерактивные инсталляции или анимация живописных и графических работ. И даже здесь он старается взаимодействовать со зрителем. Понравился кадр? Можно нажать на «стоп» и получить графику в привычном виде — художник создает лимитированные серии своих работ.
Видео «Сон в летнюю ночь»
«Пангея» демонстрирует целостное восприятие, идущее из архаических времен, поэтому многие работы серии имеют форму круга — так художник реализует стремление к целому, к гармонии: «Это космическая форма, соединяющая в себе разные слои и измерения Вселенной».
Из разнообразных сюжетов Григ выстраивает стройную художественную систему, в которой гармонично сосуществуют сказочно-символические, мифологические, религиозные и научные элементы
«Живопись Грига — принципиально плоскостная, она категорически не претендует на жизнеподобие: она, скорее, тяготеет к средневековой миниатюре, книжной графике и причудливому орнаментальному обрамлению литер, вызывая у зрителя автономный поток ассоциаций.
Вместе с тем живопись Грига последовательно нарративна, а ее сюжетность удивительно разнообразна. На самом деле, она со всей очевидностью устремлена в сторону более масштабных форм: панно, муралес. Она может занимать огромные пространства, ее развитие стремится к бесконечности. Более того, она обладает редкой "транзитной способностью" по отношению к другим медиа. И представленная на выставке анимация — яркое тому подтверждение».
Екатерина Иноземцева
куратор международных программ музея современного искусства «Гараж»
«Миф — большая исследовательская площадка»
~
«Пангея» продолжает свой путь и выходит на более глубокий уровень работы с мифом. Художник обращается к теме вечных метаморфоз: классический вариант сюжета о Диане и Актеоне стал основой для новой части проекта.

Владимир Григ преломляет сюжеты классического искусства призмой современного восприятия, добавляет свои измерения, развивая знакомый миф.

«Усложнялось искусство, усложнялось наше восприятие греческого мифа. Охватывая наследие предыдущих эпох, я веду интересный рассказ: покажу все интерпретации этого мифа разными художниками, то есть с древних времен до 60-х годов. Миф — это способ отражения и передачи реальности».
Стать попутчиком
Личное путешествие Владимира Грига превращает мир из плоского в многомерный, сложный, заряжает и вдохновляет. Посмотреть картины и графику, а также эстампы самых известных работ Грига, выпущенные ограниченной коллекцией, можно на сайте галереи «Гридчинхолл».

Подружиться
с Владимиром Григом в фейсбуке.
Лонгрид изготовлен агентством "Tell a story". Email: info@tellastory.ru